Разинков С.Л.

кандидат исторических наук

Социальный портрет трудармейцев, мобилизованных в лагеря НКВД на Урале в 1941-1946 гг.

   

Мобилизация трудоспособного населения на производство и строительство предприятий оборонного значения чрезвычайно широко применялась советским правительством, столкнувшимся в годы Великой Отечественной войны с нарастающим дефицитом трудовых ресурсов. В этом процессе выделяются проводимые Наркоматом внутренних дел (НКВД) СССР мобилизации советских граждан немецкой национальности (так же, как и советских граждан – принадлежавших к национальностям других, воюющих с СССР, государств – румын, венгров, финнов, итальянцев), которые можно рассматривать в качестве формы репрессий по национальному признаку.

Учетные карточки трудармейцев крупных лагерей на территории Урала – Тагилага, Богословлага (хранятся в Муниципальном архиве социально-правовых документов г. Нижний Тагил) и ИТЛ Бакалстроя-Челябметаллургстроя (находятся в Объединенном государственном архиве Челябинской области) позволяют с максимальной достоверностью восстановить социальный портрет и судьбы мобилизованных советских немцев. С 2000 г. в лаборатории исторической информатики Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии под руководством д-ра ист. наук В. М. Кириллова ведется работа по созданию электронных баз данных (БД) на основе учетных карточек трудармейцев Тагиллага (6704 записи), Богословлага (20711 записей) и ИТЛ Бакалстроя-Челябметаллургстроя (к концу 2010 г. введены 11353 записей из предполагаемых 38000).

Кроме советских немцев в трудармейские формирования были мобилизованы представители многих других национальностей, что отразилось в картотеках крупных лагерных образований Урала (Табл. 1). Если в трудармейских формированиях Тагиллага и Богословлага немцы составляли подавляющие большинство, то Челябметаллургстрой представлял собой своего рода «интернационал» из 34 национальностей.

Таблица 1. 

Национальный состав трудармейцев Тагиллага, Богословлага и ИТЛ Бакалстроя-Челябметаллургстроя НКВД*

национальность

Тагиллаг

Богословлаг

Бакалстрой-ЧМС**

чел.

%

чел.

%

чел.

%

немцы

6511

97,1

20493

98,9

9868

86,9

русские

52

0,8

76

0,4

112

1,0

финны

67

1,0

23

0,1

526

4,6

украинцы

6

0,1

44

0,2

43

0,4

поляки

26

0,4

9

0,0

10

0,1

евреи

10

0,1

17

0,1

25

0,2

эстонцы, литовцы, латыши

7

0,1

9

0,0

11

0,1

австрийцы

5

0,1

10

0,0

13

0,1

румыны и молдаване

5

0,1

5

0,0

321

2,8

венгры

4

0,1

5

0,0

96

0,8

чехи

1

0,0

6

0,0

4

0,0

итальянцы

6

0,1

-

0,0

36

0,3

болгары

2

0,0

3

0,0

168

1,5

прочие

2

0,0

11

0,1

39

0,3

нет данных

-

0,0

-

0,0

81

0,7

всего

6704

100,0

20711

100,0

11353

100,0

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Тагиллага», «Трудармейцы Богословлага» и «Трудармейцы Челябметаллургстроя».

** Данные о трудармейцах ЧМС получены на основе 30% выборки из картотеки лагеря

При анализе динамики поступления мобилизованных советских немцев в Богословлаг, впрочем, как и на остальные объекты НКВД, можно выделить   несколько   потоков   по   социально-профессиональному статусу и времени прибытия трудармейцев (см. табл. 2).

Таблица 2.

Источники и динамика поступления трудармейцев в Богословлаг (чел.)*

Годы

1941

1942

1943

1944

1945

1946

Всего

Источники

По постановлению ГКО № 1123 сс от 10.01.42 (первый массовый призыв)

-

4787

-

-

-

-

4787

По постановлению ГКО № 1281 сс от 14.02.42 (второй массовый призыв)

-

6555

-

-

-

-

6555

Отозваны из РККА и переведены из внутренних строительных частей армии

6247

71

-

-

-

-

6318

Прибыли из мест заключения после отбытия срока наказания

-

39

23

48

129

7

244

Перевод с других объектов НКВД

 -

1393

 51

 35

 845

 23

2347

Прочие

-

348

19

35

49

7

458

Итого

6247

13193

93

118

1023

37

20711

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Богословлага»

Первую волну граждан СССР немецкой национальности, фактически положившую начало процессу создания военизированных трудармейских формирований, составляли советские немцы, отозванные из РККА и/или мобилизованные во внутренние строительные части в 1941 г. На основании закрытого постановления Политбюро ЦК ВКП (б) от 31 августа 1941 г. «О немцах, проживающих на территории Украинской ССР», 18600 немцев-мужчин призывного возраста были мобилизованы в строительные батальоны и направлены на объекты НКВД (Ивдельлаг, Богословлаг, Соликамлаг и Кимперсайлаг).[1] Большинство из 6247 трудармейцев Богословлага, принадлежащих к данной категории, были мобилизованы в начале сентября 1941 г. военкоматами Сталинской (59,3%) и Ворошиловградской (35,5%) областей УССР во внутренние строительные части, переброшенные в район г. Карпинск и некоторое время, вероятно, не находившиеся в подчинении НКВД, а затем в начале февраля 1941 г. переданные в Богословлаг.

Другой составляющей указанной категории являлись кадровые военнослужащие, в большинстве своем успевшие принять участие в военных действиях и даже получить боевые ранения. В июле-сентябре 1941 г. на основании ряда директив и приказов военного командования, в первую очередь директивы НКО СССР № 35105с от 8 сентября 1941 г.[2], военнослужащих рядового и начальствующего состава немецкой национальности предписывалось изъять «из частей, академий, военно-учебных заведений и учреждений Красной Армии как на фронте, так и в тылу» и направить во внутренние округа и строительные части. Вместе с советскими немцами из РККА отзывались также представители некоторых других неблагонадежных национальностей и категорий.

Во внутренних строительных частях сохранялись армейская иерархия званий и должностей, а также структура подразделений (отделение - взвод - рота). Офицеры принадлежали к младшему и среднему командному составу. Несмотря на неоднократные изменения статуса бывших военнослужащих, переведенных во внутренние строительные части, административный режим их содержания, по нашему мнению, был намного ближе к условиям, в которых находилось большинство категорий граждан СССР, мобилизованных в промышленность на время войны, чем к режиму содержания на объектах НКВД отрядов и колонн советских немцев-трудармейцев, что прослеживается как по воспоминаниям, так и косвенно по сведениям доступных нам массовых источников (уголовное преследование в случае самовольного оставления производства не по ст. 59-6 УК РСФСР, применяемой к трудармейцам и заключенным, а по указу Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1940 г., влекущего лишение свободы на срок 6 месяцев вместо 10 лет в предыдущем случае; документальное оформление процедуры вызова на допрос и т.д.).[3]

В феврале-августе 1942 г. все «военнообязанные» советские немцы из внутренних строительных частей были переведены на объекты НКВД, в первую очередь в Тагиллаг, где слились с основным составом трудармейцев. Согласно воспоминаниям участников событий, «трудмобилизованные немцы, проживавшие в южных районах Украины, на Северном Кавказе и других районах страны, в одном эшелоне (около 3600 человек) были доставлены на «Базстрой НКВД» уже 21 сентября 1941 года…».[4]

Первая массовая мобилизация, инициированная постановлением ГКО №1123сс от 10 января 1942 г., охватила немцев-мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, «переселенных» из АССР немцев Поволжья в Сибирь и Среднюю Азию, которые рекрутировались «в рабочие колонны на все время войны»[5], как было отмечено в разъяснении ОУРЗ ГУЛАГа, «независимо от звания в Красной Армии, состояния в запасе, партийной принадлежности, выборных партийных и советских должностей»[6]. От мобилизации могли освобождаться лица, забронированные для работы в сельском хозяйстве и промышленности, больные и не имевшие верхней одежды, а также специалисты с высшим образованием[7], однако образовательный уровень и профессиональный состав трудармейцев первой волны показывает, что это правило не было всеобщим. А.А. Герман и А.Н. Курочкин замечают, что среди призывников, так как им не объявляли о направлении в трудармию, «циркулировали различные слухи о причинах и целях мобилизации», однако, в действительности, в повестках указывалось, что их получатели мобилизуются в РККА.[8]

Обработка сведений электронных баз данных позволяет сделать вывод о четкой территориальной локализации трудармейцев по месту призыва: в Тагиллаге оказались немцы, мобилизованные из Павлодарской (65,5% от общего числа трудармейцев, направленных на данный объект по постановлению ГКО №1123сс), Семипалатинской (29,6%) и Кустанайской (3,9%) областей Казахской ССР, в Тавдинлаге - из Павлодарской (54,4%) и Северо-Казахстанской (45,6%) областей, в Богословлаге - из Омской области (100%).

Второй массовой мобилизацией в соответствии с постановлением ГКО №1281сс от 19 февраля 1942 г. были охвачены т.н. «местные немцы» - мужчины в возрасте от 17 до 50 лет, постоянно проживавшие в областях, краях, автономных и союзных республиках и не подвергавшиеся депортации в 1941 г.[9] Анализ географического распределения трудармейцев второго массового призыва по месту мобилизации позволяет сделать вывод о том, что территории - источники и объекты-преемники мобилизуемых людских ресурсов располагались преимущественно в пределах одного региона (в нашем случае: Средний Урал - Западная Сибирь). Например, в Тагиллаге, в основном, оказались жители Свердловской (419 чел.; 67,1% от общего числа мобилизованных в Тагиллаг по постановлению №1281 сс), Омской (163 чел.; 26,1%), Тамбовской (27 чел.; 4,3%) и Челябинской (8 чел.; 1,3%) областей; в Богословлаге - только советские немцы, проживавшие в Омской области.

Третья, самая массовая, мобилизация советских немцев осенью 1942 г., по которой в рабочие колонны наряду с мужчинами 15-55 лет направлялись и женщины, имевшие детей старше 3-х лет, которых они должны были передать на воспитание ближайшим родственникам или органам советской власти, не затронула Богословлаг и Тагиллаг. Однако в сентябре 1943 г., вероятно по постановлению ГКО № 3860, в Тагиллаг прибыла большая группа женщин-немок и мужчин, повторно мобилизованных в трудовую армию, из Омской области и Красноярского края. Один из трудармейцев уже в Нижнем Тагиле так рассказывал своим товарищам по несчастью об этой мобилизации: «Нам прислали повестки и собрали в клуб, где мы переночевали, а на другой день нам объявили, что вы мобилизованы, от матерей отбирали детей силой, при погрузке в автомашины не желающих отдать детей работники милиции толкали».[10]

При переводе трудармейцев с других объектов наглядно проявилась такая, по мнению А.А. Германа и А.Н. Курочкина, характерная, черта в деятельности рабочих колонн НКВД, по сравнению с остальными наркоматами, как «частое перераспределение мобилизованного контингента между... лагерями и стройками в зависимости от выполнения намеченных работ».[11] В качестве примера подобного перераспределения рабочей силы для Тагиллага можно привести перевод в сентябре 1942 г. пяти инженерно-технических работников из Новосибирской области, в июле 1943 г. восьми высококвалифицированных врачей из Волголага (Волжский железнодорожный ИТЛ), командировку в январе 1943 г. (51 чел.) и марте 1945 г. (15 чел.) рабочих из Бакалстроя-Челябметаллургстроя, а также отправление в пос. Кушва в 1945 г. 248 чел. после закрытия Тавдинлага. Еще более массовые переводы трудармейцев наблюдались в Богословлаге (впрочем, как и в Челябметаллургстрое): например, в сентябре 1942 г. прибыли 992 чел. из Тавдинлага и в октябре-декабре 1945 г. 796 чел. из Чапаевского ИТЛ (Куйбышевская обл.).

Другой составляющей указанной категории являлся индивидуальный перевод мобилизованных немцев: по нарядам ГУЛАГа, с целью воссоединения родственников или осуществления следственных действий. Следует отметить, что численность данного контингента трудармейцев была относительно незначительной, а его географическое распределение – весьма неоднородным. Например, из 36 трудармейцев, переведенных в Богословлаг в 1944 г. 14 чел. прибыли из Тагиллага, 6 чел. - из Краслага, 5 чел. - из : Тавдинлага, по 2 чел. - из Широклага, Усольлага и г. Копейска, по 1 чел. - из Соликамлага, Ивдельлага, Понышстроя, Джидлага и Вятлага.

В военизированные трудармейские формирования на основании директивы НКВД и прокуратуры №185 направлялись также и заключенные после отбытия срока наказания.

Помимо перечисленных потоков, можно выделить и такие незначительные по числу участников категории трудармейцев как, например, лица, достигшие 18-летнего возраста после окончания массовых мобилизаций (в 1944 г. в Богословлаге - 9 чел., в 1945 г. Тагиллаге - 35 чел.), или т.н. «репатриированные» советские немцы, оказавшиеся на оккупированной территории и направленные в трудармию из проверочно-фильтрационных пунктов (в 1945 г. в Богословлаге - 34 чел.). В этой связи в качестве специфической особенности Челябметаллургстроя можно выделить заметное количество (2,5% от общего количества трудармейцев, прошедших через лагерь) немцев-трудармейцев, мобилизованных в июле-августе 1944 г. полевыми военкоматами воинских частей I Белорусского и II Украинского фронта на освобожденных территориях Черновицкой и Одесской областей.

При реконструкции социального портрета мобилизованных советских немцев следует учитывать: во-первых, широту и разнообразие социального состава, вызванную тем обстоятельством, что призывом в трудармию были затронуты практически все слои и группы граждан СССР немецкой национальности, во-вторых, различиями внутри самой категории трудармейцев, вызванными их принадлежностью к определенному мобилизационному потоку и локализацией объекта НКВД. Тем не менее, анализ содержащихся в БД социально-демографических сведений позволяет выявить общие тенденции, характерные для социального портрета трудармейцев вообще.

Как указывалось выше, мобилизации на производство и строительство предприятий оборонного значения были подвергнуты советские немцы, принадлежащие к наиболее трудоспособным возрастам (мужчины 15-55 лет, женщины 16-45 лет). Однако при анализе половозрастного состава трудармейцев (см. табл. 3) следует учитывать следующие обстоятельства: во-первых, преимущественную мобилизацию женщин на объекты других наркоматов, приведшую к их меньшей по сравнению с мужчинами численностью и неравномерности распределения в лагерях НКВД (так, доля мобилизованных немок в общем количестве трудармейцев в Тагиллаге составляла 15%, в ЧМС – 4,3%, а в Богословлаге – лишь 0,5%). Во-вторых, призыв в трудармию незначительного числа лиц, возраст которых явно выходил за пороговые значения (самому младшему из трудармейцев было 12 лет, самому старшему - 62 года), объясняющийся как организационной неразберихой при мобилизациях 1941 - февраля 1942 гг., так и стремлением мобилизованных избежать разделения семей; в-третьих, относительно низкая численность когорты 25-27-летних трудармейцев (родившихся в 1917, 1918 и 1919 гг.), связанная с общим падением рождаемости в годы гражданской войны. Следует отметить, что подобное половозрастное распределение было характерно не только для трудармейцев, но и в целом для всего населения СССР в возрасте 15-55 лет.[12]

Таблица 3.

 Распределение трудармейцев Тагиллага и Богословлага по полу и возрасту (на момент прибытия в лагерь), чел.*

Возраст, лет

Тагиллаг

Богословлаг

мужчины

женщины

всего

всего

чел

%

чел.

%

чел

%

Чел

%

до 15

10

0,2

5

0,5

15

0,2

7

0,0

15-18

849

14,9

350

34,7

1199

17,9

2259

10,9

19-22

832

14,6

141

14,0

973

14,5

2835

13,7

23-26

653

11,5

96

9,5

749

11,2

1797

8,7

27-30

779

13,7

101

10,0

880

13,1

3341

16,1

31-34

729

12,8

117

11,6

846

12,6

3365

16,2

35-38

641

11,2

72

7,1

713

10,6

2678

12,9

39-42

494

8,7

54

5,4

548

8,2

1837

8,9

43-46

351

6,2

61

6,1

412

6,1

1308

6,3

47-50

296

5,2

7

0,7

303

4,5

819

4,0

51-54

48

0,8

2

0,2

50

0,7

228

1,1

свыше 54

9

0,2

2

0,2

11

0,2

215

1,0

нет данных

10

0,2

0

0,0

10

0,1

22

0,1

Итого

5701

100,0

1008

100,0

6709

100,0

20711

100,0

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Тагиллага» и«Трудармейцы Богословлага»


Анализ содержащихся в учетных карточках сведений о месте рождения трудармейцев позволяет локализовать основные районы проживания граждан СССР немецкой национальности, мобилизованных в Тагиллаг и Богословлаг. Несмотря на некоторые отличия в распределении по месту рождения между контингентами трудармейцев на отдельных объектах НКВД, вызванные неравновесностью различных мобилизационных потоков, уровень регионального представительства и соотношение отдельных локальных групп в целом соответствуют общей картине распределения немецкого этноса на территории СССР в первой трети XX в.

Таблица 4.

Распределение трудармейцев Тагиллага, Богословлага и Бакалстроя-ЧМС

по месту рождения*

Регион

Тагиллаг

Богословлаг

Бакалстрой - ЧМС

чел.

%

чел.

%

чел.

%

Дальний Восток и Восточная Сибирь

53

0,8

227

1,1

22

0,2

Западная Сибирь

128

1,9

1466

7,1

352

3,1

Урал

68

1

123

0,6

392

3,5

Поволжье

3600

53,7

9603

46,4

3160

27,8

Европейский Север и Северо-Запад

185

2,8

104

0,5

491

4,3

Белоруссия и Прибалтика

39

0,6

76

0,4

51

0,4

Северный Кавказ

515

7,7

603

2,9

1032

9,1

Закавказье

341

5,1

171

0,8

205

1,8

Центральный район

41

0,6

56

0,3

43

0,4

Центрально-Черноземный район

18

0,3

48

0,2

27

0,2

Волго-Вятский район

5

0,1

11

0,1

8

0,1

Казахстан

377

5,6

268

1,3

774

6,8

Средняя Азия

14

0,2

13

0,1

334

2,9

Украина

1033

15,4

7391

35,7

3759

33,1

За пределами СССР в границах 1941 г.

92

1,4

128

0,6

313

2,8

Нет данных

195

3

423

2

392

3,5

Всего

6704

100

20711

100

11353

100,0

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Тагиллага», «Трудармейцы Богословлага» и «Трудармейцы Челябметаллургстроя»


При этом, как показывают данные табл. 5, подавляющее большинство граждан СССР немецкой национальности к моменту депортации 1941 г. проживали в тех же регионах, где и родились. При этом основные перемещения немецкого населения из районов компактного проживания были вызваны, в первую очередь, переселенческим движением в Сибирь и Казахстан в начале XX в., голодом начала 1920-х гг., индустриализацией и раскулачиванием, а также необходимостью получения высшего и специального образования.

Таблица 5.

Уровень миграционных процессов среди советских немцев, мобилизованных в военизированные трудармейские формирования с территории Украины в 1941 г.*

Локализация места рождения персоны относительно места жительства до мобилизации

Количество

чел.

%

в пределах населенного пункта или административного района

2196

45,2

в пределах области (или нет данных о районе)

707

14,5

в пределах региона (соседних областей)

888

18,3

в пределах соседних регионов

731

15,0

прибыли из отдаленных регионов

342

7,0

Итого

4864

100,0

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Богословлага»

Наряду со всеми трудоспособными гражданами СССР немецкой национальности практически поголовной мобилизации в трудармию были подвергнуты и представители этой национальной группы, служившие наиболее активными проводниками политики советского правительства в среде немецкого этноса: коммунисты, комсомольцы и члены иностранных компартий, нашедшие себе прибежище на территории «первого в мире государства победившего пролетариата» (см. табл. 6). Некоторые из них до депортации принадлежали к верхушке партийного и административно-хозяйственного аппарата республиканского или районного звена АССР НП. Так, трудармейцами Богословлага являлись: бывший председатель СНК АССР НП, депутат Верховного Совета СССР и РСФСР, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР А.И. Гекман; третий секретарь обкома ВКП (б) АССР НП Г.Г. Корбмахер, нарком земледелия РНП Ф.Ф. Фрицлер, нарком по финансам АССР НП И.И. Майер, председатель Президиума Верховного Совета АССР НП К.Г. Гофман; второй заместитель председателя СНК АССР НП Я.И. Вейлерт; секретарь Марксштадтского канткома В.А.Идт; председатель Добринского кантисполкома Д.Р. Беккер; зав. отделом народного образования Добринского кантона, кавалер медали «За трудовую доблесть» К.Г. Гофман и т.д.[13] Следует отметить, что большинство трудармейцев - бывших партийных функционеров в период пребывания в трудармии были осуждены по фальсифицированным политическим обвинениям.

Таблица 6.

 Распределение трудармейцев Богословлага, Тагиллага и Бакалстроя-ЧМС по признаку партийной принадлежности*

Партийность

Богословлаг

Тагиллаг

Бакалстрой-ЧМС

чел.

%

чел.

%

чел.

%

члены ВКП(б)

356

1,72

132

1,97

188

1,66

кандидаты в члены ВКП(б)

96

0,46

39

0,58

44

0,39

члены ВЛКСМ

786

3,79

273

4,07

520

4,58

члены иностранных компартий

4

0,02

9

0,13

3

0,03

Всего трудармейцев

20711

100

6704

100

11353

100,00

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Тагиллага», «Трудармейцы Богословлага» и «Трудармейцы Челябметаллургстроя»

Спектр занятий трудармейцев Тагиллага и Богословлага до мобилизации был весьма широк, однако основную массу среди мобилизованных немцев составляли рядовые колхозники и разнорабочие, а из представителей квалифицированных промышленных и сельскохозяйственных профессий - трактористы, деревообработчики, металлисты, учителя, комбайнеры и бухгалтеры, количество которых превышало средние показатели для немцев АССР НП по переписи 1939 г., что объясняется, вероятно, отсутствием сведений о значении указанного признака для более чем половины трудармейцев, а также недостаточно адекватной системой лагерного учета.

В этой связи следует отметить, что зачастую в учетных карточках, очевидно, исходя из потребностей лагеря, фиксировалось занятие, отличающееся от основной профессии или последней занимаемой трудармейцем до мобилизации должности. Так, врач О.Г. Фишер был обозначен как шлифовальщик, которым он работал в 1931-1936 гг.; партийный функционер и глава правительства АССР НП А.И. Гекман – инженер-электрик; лейтенант Н.Н. Ламбрехт – термист, специальность которого он освоил в 1938 г. еще до поступления в военное училище и т.д. В результате реальное количество мобилизованных немцев, принадлежащих к категориям военнослужащих, учащихся и партийно-хозяйственных работников, было, несомненно, выше, но в учетных документах они причислялись к другим группам рабочих и служащих.

Таблица 7.

 Состав трудармейцев Тагиллага, Богословлага и Бакалстроя-ЧМС по уровню образования*

Образовательный уровень

Тагиллаг

Богословлаг

Бакалстрой-ЧМС

мужчин

женщин

всего

чел.

%

чел.

%

чел.

%

чел.

%

чел

%

высшее

157

3

6

0,7

163

2,7

374

1,9

215

2,4

среднее законченное

1003

19, 1

167

20, 7

1170

19,3

3295

16,5

758

8,3

среднее незаконченное

847

16, 2

206

25,5

1053

17,4

2002

10

1047

11,5

низшее (начальное)

2314

44, 2

334

41,4

2648

43,8

9626

48,2

3991

43,7

малограмотный

605

11,5

38

4,7

643

10, 6

3447

17,2

2444

26,8

неграмотный

316

6

56

7

372

6,2

1237

6,2

670

7,3

итого

5242

100

807

100

6049

100

20002

100

9125

100

нет данных

459

 

201

 

660

 

732

 

2228

 

всего

5701

 

1008

 

6709

 

20711

 

11353

 

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Тагиллага», «Трудармейцы Богословлага» и «Трудармейцы Челябметаллургстроя»

Следует отметить, что образовательный уровень трудармейцев Тагиллага был достаточно высок: так, среди них доля лиц, имевших высшее образование, в 1,5 раза превышала аналогичный показатель Богословлага (см. табл. 7) и была значительно выше, чем можно было бы ожидать, основываясь на материалах переписи 1939 года для немцев РСФСР 20-50-летнего возраста (см. табл. 8).[14] Такое несоответствие можно попытаться объяснить спецификой состава трудармейцев Тагиллага, в который, в силу географической близости Нижнего Тагила к областному центру, было мобилизовано значительное количество кадровых офицеров из внутренних строительных частей, а также инженерно-технических и научных работников эвакуированных предприятий и научно-исследовательских учреждений.

Таблица 8.

Количество лиц, имеющих высшее и среднее образование, на 1000 чел. (по сведениям БД и данным переписи 1939 года)*

Уровень образования

Лица немецкой национальности 20-50 лет, проживавшие в РСФСР 
(по материалам переписи 1939 г.)[15]

Трудармейцы Тагиллага немецкой национальности 20-50 лет (по материалам базы данных)

Муж.

Жен.

Всего

Муж.

Жен.

Всего

высшее

15,7

6,0

11,0

34,0

10,6

31,3

среднее[16]

123,4

89,9

105,3

156,0

132,7

153,3

*Источник: Сведения БД «Трудармейцы Тагиллага»

Обычно трудармейцы с высшим или средним техническим образованием могли рано или поздно рассчитывать на «работу по специальности». Например, В. А. Аллендорф – до мобилизации нач. лаборатории пластиков и старший научный сотрудник НИИ фанеры, работал зав. столярной мастерской; зав. производственным бюро паросилового хоз-ва Ижорского з-да Ф. Г. Валенбурир – нормировщиком; канд. хим. наук А. Г. Стромберг - контрольным мастером по обжигу на кирпичном заводе; нач. строительной конторы треста «Азнефтестрой» И. К. Баумгертнер – десятником и т. д. «Гуманитариям» везло меньше – если известный археолог О. Н. Бадер смог получить разрешение на проведение археологических исследований, сначала на Горбуновском торфянике близ Тагила, а в 1945 г. – уже на р. Чусовой, то не менее знаменитый ученый-востоковед А. К. Арендс, крупнейший исследователь средневековых персидских рукописей, владевший семью восточными и европейскими языками, до 1947 г. трудился разнорабочим и затем инструментальщиком на карьере Шайтанка.[17]

Нередки были и случаи нецелевого использования квалифицированных рабочих «на черных работах». Так, в ноябре 1943 г. в рапорте на имя начальника политотдела Тагилстроя приводился пример, когда «электросварщик работает на земляных работах, газо- и электросварщик – подручным слесаря и т. д.».[18]

Некоторые исследователи особо подчеркивают, основываясь, вероятно, на приказе Л. П. Берия № 0083 от 12.01.1942, тот факт, что мобилизованные немцы в 1942-1945 гг. из руководящих должностей могли рассчитывать только на посты бригадиров, и то лишь «в порядке исключения»[19]. Однако реальная действительность, заключающаяся в катастрофической нехватке инженерно-технических и административно-хозяйственных работников, не согласовывалась с намерениями гулаговского начальства, и поэтому трудармейцы занимали в Тагиллаге достаточно высокие руководящие должности. Например, в 1945 г. из 10 колонн стройотряда №1874 шесть возглавлялись мобилизованными немцами (что явно противоречило упомянутому приказу). На Кирпичном заводе трудармейцами были три нач. цеха, гл. механик, нач. пожарной охраны; на Зайгоре – комендант штрафной зоны; на Шайтанке – командир комендантского взвода; в стройотряде № 1875 - начальник культурно-бытовой части, зам. гл. бухгалтера, бухгалтер отдела общего снабжения, бухгалтер столовой, зав. магазином, зав. пекарней, зав. столовой и т.д.[20], не говоря о большом количестве мастеров, бригадиров, десятников.

Таким образом, анализ сведений учетных карточек трудармейцев показывает, что социальный облик советских немцев, мобилизованных в лагеря НКВД на территории Свердловской области, в своих основных социо-демографических признаках (половозрастное распределение, районы расселения, социальное происхождение, образовательный уровень и профессиональный состав) повторяет социальную структуру немецкого этноса в СССР. При этом следует учитывать, что мобилизация наиболее трудоспособной части немецкого населения в трудармию и установление режима спецпоселения инициировали слом прежней структуры этноса, связанный с изменением практически всех указанных характеристик: демографической картины (резкое увеличение количества смешанных браков, снижение рождаемости не только в период войны, но и в первые послевоенные годы), образовательного уровня (искусственное регулирование динамики поступления в высшие и среднетехнические учебные заведения), районов расселения (локализация в местах депортации и пребывания в трудармии) и профессиональной структуры (переориентация на неквалифицированные промышленные и строительные специальности).




[1] Герман А.Л., Курочкин А.Н. Немцы СССР в «трудовой армии» (1941-1945). – М.: Готика, 1998. С. 48-49.

[2] Подробнее об изъятии военнослужащих-немцев из РККА и законодательном обеспечении этого процесса см.: Шульга И.И. Изъятие из рядов Красной Армии военнослужащих-немцев в годы Великой Отечественной войны  (1941-1945 гг.) / Немцы   России в  контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности. – М.: Готика, 1999. С. 349-355.

[3] См: Берг П.А. Воспоминания о давно прожитом / Жертвы репрессий. Нижний Тагил 1920-80-е годы. Екатеринбург, 1999. С.179; НТМАСПД. Ф. Личных дел заключенных Богословлага. Оп. 1944. Л.д. Шрейдер Эдуарда Эдуардовича (№3465). Приложение.

[4] Фрицлер А.Ф. За колючей проволокой / Мы заводчане. К 60-летию выпуска первого алюминия. Екатеринбург, 2003. С. 37.

[5] Текст постановления см.: История российских немцев в документах (1763-1992). М., 1993. Т.1. С. 168-169.

[6] Цит. по: Кригер В.Э. Особенности кадровой политики государства в отношении российских немцев в советский период// Немцы Казахстана: история и современность. - Алма-Ата, 1999. С. 78.

[7] Герман А.А., Курочкин А.Н. Указ.соч. С.54-55.

[8] Там же. С.55.

[9] См.: История российских немцев... Т. 1. С. 170; Герман А.А., Курочкин А. Н. Указ соч. С.161-162.

[10] ГААОСО Ф.Р-1. Оп.1. Д.29663. Л.9 об.

[11] Герман А.А.. Курочкин А.Н. Указ.соч. С.66.

[12] См., например: Жиромская В.Б. Демографическая история России в 1930-е годы. Взгляд в неизвестное. М, 2001 С. 96-98; Население России в XX веке. В 3-х т. /Т. 1. С. 375.

[13] См.: Кригер В.Э. Процесс над членами последнего правительства АССР немцев Пополжья // Gedenkbuch: Книга памяти немцев-трудармейцев Богословлага. 1941-1946 М., 2008. С. 71-87; ГААОСО. Ф. 1. Оп. 1. Д.43907; Картотека трудармейцев Богословлага.

[14] См.: Всесоюзная перепись населения 1939 года: Основные итоги. Россия. СПб, 1999. С. 12.

[15] Подсчитано автором по: Всесоюзная перепись... Табл. 25.

[16] В переписи 1939 года в число лиц со средним образованием включались лица не только с неполным высшим, но и с неполным средним (7 классов) образованием. См.: Всесоюзная перепись... С. 205.

[17] Архив ОАО «Тагилстрой». Оп. 1-2 (служащие)

[18] НТМАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы по основной деятельности. Д. Секретные приказы за 1943 год. Т.2, Л.116 об.

[19] Герман А.А., Курочкин А.Н. Указ.соч. С.75.

[20] НТМАСПД. Ф. Тагиллага. Оп. Приказы по основной деятельности. Д. Секретные приказы за 1945 год. Л.125.